Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

70

царь:

        -- Я взял Казань, взял и Астрахань.

        Я повывел измену изо Пскова,

        Я повывел измену из Новагорода,

        Я повыведу измену из каменной Москвы!

        Тут  бы  и  слушать,  что  дальше-то    будет,  а  некогда  вслушиваться москвичам-горожанам, им бежать  надо.  Фаворский же  был классик,  он  любил былины. В этом месте он особенно оживал и, хоть слушал меня много раз, а все переживал заново.

        И все палачи приустрашились,

        И все палачи приужаснулись!..

        Один Малюта не ужаснулся,

        Один Скуратов не устрашился.

        Хватал царевича за белы руки,

        Поволок его за Москву-реку,

        На то на Болото на Торговое.

        Кладет его на плаху на дубовую,

        Ладит сечь буйну голову.

        В подмосковных деревнях  в  десять  часов  уже  темно,  и тут  поневоле собираются  женщины  и  что-нибудь  рассказывают. Теперь  в  моде  уголовная хроника. И литература детективная нарасхват. Потом, конечно, ее бросают, ибо она не дает ни уму ни сердцу. Здесь, в Подмосковье, былину слушают хорошо.

        Вот что  интересно! Под  Москвой есть  деревни, где говорят  на  "о"! В Хотькове,  я  знаю, живет  одна  старуха лет восьмидесяти, говорит,  как  на родине, на "о".

        Московская речь -- образец речи русской, это прекрасная речь.

Речь московска

        У нас на Севере над москвичами подшучивали:

        Была-то в Москве,

        Шла по доске.

        Доска-то -- хресь!

        Я лицом-то в грезь!

        И  вот изображали  тех, кто  в  Москве  побывал,  и  старались говорить по-московски: "Речь московска, походка господска..." Вот вы говорите: Ванька добрый. Москвичи скажут: Ванька добрай. А северяне скажут: Ванька доброй.

        В типографиях, когда печатали мои книги, затруднялись все это передать, еще и не хватало знаков с ударениями. И все печатается без  ударения, и все, конечно,  страшно  врут. Помните,  как  Мартынко  из  сказки  поел  "рогатых яблоков"? Нелегко это печатно передать, так, чтобы прочесть правильно:

        "Сорвал пару и съел. И заболела голова. За лоб схватился, под рукой два волдыря. И поднялись от этих волдырей два рога самосильных.

        Вот дак приужахнулся  бедной парень! Скакал, скакал, обломить рогов  не может. Дале заплакал:

        -- Что на меня за беды, что за напасти! Та шкура разорила, пристрамила, разболокла, яблоком объелся, рога явились, как у вепря дикого. О, задавиться ле утопиться?! Разве я  кому надоел?  Уйду от вас навеки,  буду жить лучче с хичными хехенами и со львами".

        Вот есть такой  Омский северный русский  народный  государственный хор. Очень колоритно пели, по-омски. Раньше ими везде интересовались, а теперь их всюду  гонят.  "Спим,--  говорят,-- только в  вагонах, сидя. Слушают  только веселенькое,    а    как

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту