Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

85

представил меня.

        -- Так это он поставил меня  после Федина? -- с шутливой угрозой сказал Твардовский.

        Пожавши  руку поэту, попрощавшись с хозяевами, я поскорей  раскланялся, чтоб не мешать беседе двух друзей. А так, признаться, не хотелось уходить.

        Иван Сергеевич любил Алянского. Он говорил мне:

        -- Вот у  вас  выходит  книжка. Хорошо  бы, чтоб  она попалась на глаза Алянскому.

        -- Она как раз и попалась,-- хвастался я.

        -- Самуил Миронович -- замечательный  человек. Нет у нас другого такого знатока и мастера книги. Вам повезло. Я-то люблю Алянского.

        Меня удивляло: как же это так? Два таких  человека знают  и любят  друг друга -- каков же он, как он связан, этот священный мир русской книги?

        Очень любил Иван Сергеевич Владимира Александровича Лифшица и его  жену Ирину Николаевну. Часто в разговорах упоминал он их имена.

        Ефим Дорош и Владимир Лакшин, близкие товарищи  Твардовского, тоже были любимы  в доме Соколовых.  С Владимиром Яковлевичем Лакшиным  я познакомился уже после смерти Ивана Сергеевича. Первое, что меня удивило, это разговорная минера,    интонация    Лакшина.  Во    многом  он  похож  по  манере  речи  на Соколова-Микитова. Та же неторопливость, доброта, мудрость, и  приятно,  что есть  в  этом немного детской подражательности.  Велико  было обаяние  Ивана Сергеевича.

        Те же интонации замечаю я порой и у себя и особенно у Вадима Чернышева, друга  и  ученика  Соколова-Микитова.    Случайно  познакомившись  с    Иваном Сергеевичем,  Вадим  стал  одним  из  самых  близких  его  друзей.  Не  было какого-нибудь события в  жизни Соколовых, в котором самое сердечное  участие не принимали бы Вадим и жена его Алла -- "мастер халата".

        Иван Сергеевич был человек особенный. Однако объяснить эту особенность, рассказать,  в    чем  ее    смысл,    представляется  очень  трудным.  Высокая нравственная  чистота, абсолютная цельность  и правдивость -- все эти черты, конечно, свойственны были Соколову-Микитову,  но  все это лишь дополнение  к тому главному, чем обладал он. Попросту сказать, Иван Сергеевич был  из  тех людей, которых раньше на Руси называли святыми.

        Человек, обладавший не  слишком  чистой совестью, не  мог явиться перед ним.

        И  в те  дна,  когда  я  встречался с  ним, и  сейчас, в  памяти,  Иван Сергеевич  был для меня всегда ориентир души, к его светлому образу прибегаю я, когда одолевают сомнения и утраты.

        Таким  был  Иван Сергеевич  для всех окружавших  его людей  --  святым, благословения которого жаждут. Мысли его бывали порой чрезвычайно просты, но всегда заключалась в них абсолютная истина.

        Вот  почему, кажется мне, склонялись перед Соколовым-Микитовым личности значительные,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту