Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

88

Зуй,-- пустите хоть третьим!

        Но и третьим его не пускали, пришлось становиться последним, за Колькой Дрождевым.

        --  Слышь, Колька  Дрождев,-- спрашивал  дядя Зуй,--  не  видал,  какая клеенка? Чего на ней нарисовано: ягодки или цветочки?

        -- Может, и ягодки,-- задумчиво сказал Колька Дрождев, механизатор,-- а я не видал.

        -- Хорошо бы ягодки. Верно, Коля?

        -- Это  смотря  какие ягодки,--  мрачно сказал  Колька Дрождев,--  если чернички или  бруснички -- это бы хорошо. А то  нарисуют волчию -- вот будет ягодка!

        -- Надо бы с цветочками,-- сказала тетка Ксеня,-- чтоб на столе красота была.

        Тут все  женщины, что  стояли на  крыльце, стали  вздыхать, желая, чтоб клеенка была с цветочками.

        --  А  то  бывают  клеенки  с грибами,--  снова  мрачно  сказал  Колька Дрождев,-- да еще какой гриб нарисуют. Рыжик или  опенок -- это бы хорошо, а то нарисуют валуев -- смотреть противно.

        -- Я и с валуями возьму,-- сказала Мирониха,-- на стол стелить нечего.

        Наконец  дверь  магазина  загрохотала  изнутри  --  это  продавец  Петр Максимыч откладывал внутренние засовы.

        А  в  магазине  было  темновато  и  холодно.  У    входа  стояла  бочка, серебрящаяся изнутри селедками. Над нею, как черные чугунные калачи, свисали с потолка висячие замки. За прилавком  на верхних полках  пасмурно  блестели банки с заграничными компотами, а на нижних,  рядком,  стояли другие  банки, полулитровые, наполненные разноцветными конфетами. При тусклом свете ириски, подушечки и леденцы сияли за стеклом таинственно, как самоцветы.

        В магазине пахло  клеенкой. Запах селедки, макарон и постного масла был начисто заглушен. Пахло теперь сухим клеем и свежей краской.

        Сама клеенка лежала посреди прилавка,  и, хоть свернута  была в  рулон, верхний край все  равно был открыт  взглядам и горел ясно, оудто кусок неба, увиденный со дна колодца.

        -- Ох, какая! -- сказала тетка Ксеая.-- Поднебесного цвета!

        А другие  женщины примолкли и только  толпились  у  прилавка, глядя  на клеенку. Дядя Зуй дошел до бочки с селедками, да и остановился, будто боялся подойти к клеенке.

        --  Слепит!  --  сказал  он  издали.--  Слышь,  Колька  Дрождев,  глаза ослепляет! Веришь или нет?

        И дядя Зуй нарочно  зажмурился и  стал  смотреть  на  клеенку  в  узкую щелочку между век.

        --  Кажись, васильки нарисованы,-- хрипло сказал Колька Дрождев,-- хуть и сорная трава, но голубая.

        Да, на клеенке были нарисованы  васильки,  те самые, что растут повсюду на  поле, только  покрупнее и, кажется, даже ярче, чем настоящие. А  фон под ними был подложен белоснежный.

        -- Поднебесная, поднебесная,--  заговорили женщины,-- какая  красавица! Надо покупать!

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту