Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

96

И вот теперь -- бряк!  -- валялся в крапиве.

        С поля прибежали ребята. Они завопили  от восторга, что такой маленький Витя убил ястреба.

        -- Он  будет космонавтом! -- кричали братья  Моховы и хлопали  Витю  по спине.

        А Федюша Миронов изо всей силы гладил его по голове и просто кричал:

        -- Молодец! Молодец!

        -- А мне ястреба жалко,-- сказала Нюрка.

        -- Да ты что! Сколько он у нас кроликов потаскал!

        -- Все равно жалко. Такой красивый был.

        Тут все на Нюрку накинулись.

        -- А кого тебе больше жалко?-- спросил  Федюша  Миронов.-- Ястреба  или кроликов?

        -- И тех и других.

        -- Вот  дуреха-то!  Кроликов-то жальче!  Они ведь  махонькие. Скажи ей, Витька. Чего ж ты молчишь?

        Витя сидел на крыльце и молчал.

        И вдруг все увидели, что он плачет. Слезы у него текут, и он совсем еще маленький. От силы ему шесть лет.

        -- Не реви, Витька! -- закричали братья Моховы.-- Ну, Нюрка!

        -- Пускай ревет,-- сказала Нюрка.-- Убил птицу -- пускай ревет.

        -- Нюрка!  Нюрка! Имей  совесть!  Тебя  же  поставили  сторожить. Зачем отдала ружье? Сама должна была убить ястреба.

        -- Я бы не стала убивать. Я бы просто шуганула его. Он бы улетел.

        Нюрка стала растапливать печку, которая стояла в саду. Поставила на нее чугун с картошкой.

        Пока варилась картошка, ребята все ругались с ней, а Витя плакал.

        --  Вот  что,  Нюрка,-- под конец  сказал  Федюша  Миронов,-- Витька  к ястребу не лез. Ястреб нападал -- Витька защищался. А в сторону такой парень стрелять не станет!

        Это были справедливые слова.

        Но Нюрка ничего не ответила.

        Она надулась и молча вывалила картошку из чугуна прямо на траву.

* Чистый дор *

        Лесная дорога пошла через поле  -- стала полевой. Дошла  до деревни  -- превратилась в деревенскую улицу.

        По  сторонам  стояли  высокие  и крепкие  дома.  Их крыши были  покрыты осиновой щепой.  На одних  домах щепа  стала  от ветра и времени серой, а на других была новой, золотилась под солнцем.

        Пока я шел к журавлю-колодцу,  во все окошки смотрели на меня люди: что это, мол, за человек идет?

        Я споткнулся и думал, в  окошках засмеются, но все оставались  строгими за стеклом.

        Напившись, я присел на бревно у колодца.

        В доме напротив раскрылось окно.  Какая-то женщина поглядела на меня  и сказала внутрь комнаты:

        -- Напился и сидит.

        И окно снова закрылось.

        Подошли два  гусака, хотели  загоготать, но не осмелились:  что  это за человек чужой?

        Вдруг на дороге я увидел старушку, ту самую, что искала  в лесу  топор. Теперь она тащила длинную березовую жердь.

        -- Давайте пособлю.

        -- Это ты мне топор-то нашел?

        -- Я.

        -- А я-то думала:

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту