Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Коваль Юрий статья Ольги Корф

Как же Ковалю доставалось в свое время! И не детский он якобы писатель, и участвует якобы в литературном «междусобойчике», который, кроме его участников, никому не интересен, и чуть ли не антисоветчик: что это, мол, за клетка, из которой бежит Недопесок, что это за свободолюбивая кошка Шамайка, – уж не поклеп ли на нашу замечательную жизнь? А имена-то у героев какие подозрительные: бабушка Орехьевна или бабушка Волк, дед Зуй, дошкольник Серпокрылов… Сейчас эти вещи кажутся смешными мелочами, а тогда, в 70-е, много крови они писателю испортили. В конце концов, ему пришлось пойти на уступки: некоторые главы в «Полынных сказках» были переделаны.

Юрий Иосифович Коваль начал писать, когда преподавал русский язык в татарской деревне Емельяново (по образованию Коваль учитель, окончил МГПИ им.Ленина): чтобы оживить скучные правила, он придумывал свои собственные упражнения, озорные и веселые. И они детям очень нравились. Вернувшись в Москву, Коваль стал писать стихи для детей, которых он знал как облупленных, и рассказы для взрослых, похожие на модную тогда «деревенскую прозу». И совсем не похожие! – хочется сразу же возразить себе самой: Коваль и лиричен по-иному, и ирония у него другая, и во взгляде на деревенских стариков и детей нигде не проскальзывает умиление, только строгое и степенное уважение… В общем, стал он печататься в журналах, и однажды получил командировку от «Мурзилки» (в которой его любили, он даже потом вел при журнале семинар для молодых авторов) и отправился на далекую заставу, чтобы написать стихи во славу доблестных стражей Родины. Вместо этого получилась пронзительная повесть о пограничной собаке «Алый». Коваль умел тронуть читательское сердце. О чем бы он ни писал, частичка его собственной боли отзывалась в строчках и не давала детям покоя. Какие разные вещи – циклы рассказов «Чистый Дор», «Листобой», «Про них», повести «Недопесок», «Шамайка», «Приключения Васи Куролесова», «Пять похищенных монахов»! Или – серия лирических миниатюр о природе, созданных в соавторстве с художницей Татьяной Мавриной (которая за них – единственная в нашей стране! – получила Большую Золотую Медаль имени Андерсена)! Но в каждой из них – душевная боль от понимания того, что каждое мгновение жизни невозвратимо. И только словами и красками – Коваль был потрясающим художником! – можно попытаться его остановить. И открыть то, что не сразу доступно взгляду. Вроде взаимоотношений зимнего снега и солнца:

«Солнце и снег вроде бы не такие уж большие друзья. Всю зиму старается солнце растопить снег, да ничего не выходит.

Как-то вечером шел я по лесной дороге. Смотрел, как сверкает снег под последними солнечными лучами, и вдруг понял, что солнце вовсе и не старается растопить снег. Оно ласкает снег утром багряными, днем лимонными, а вечером лучами цвета ягоды морошки.

Ласкает его, балует. Ладно уж, полежи, брат, полежи в лесах до весны».

Надо же было пройти стольким годам, чтобы читатели научились вникать в слово Коваля, чтобы признали его одним из самых блестящих стилистов в русской литературе, чтобы стали испытывать огромный прилив сил от соприкосновения с мощной его кистью… Впрочем, о чем это я? Где это вы видели, чтобы полки книжных магазинов были завалены Ковалем? Идите в библиотеку, ищите там Коваля и читайте, читайте, пока еще книги целы, ведь, к сожалению, нельзя в журнале напечатать все.

Ольга Корф
 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту