Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

на чердак.

        -  Стой,  Крендель! - крикнула бабушка. - Стой, говорю... Ну вот, видите? Совершенно не слушает старших.

        Почему-то  в  нашем  дворе  все  считали, что Крендель не слушает  старших. У него был такой вид - вид человека, который не слушает старших.

        Конечно,  Крендель понимал, что старших нужно слушать, но делал    он    это  неохотно.  Повернется,  бывало,  к  старшему затылком,  прикроет  правое  ухо  плечом  и  подмигивает  мне: пускай, дескать, старшие говорят чего хотят, потерпим немного.

        -  Другое  дело,  Юрка, вот он старших слушает, - сказала бабушка  Волк  и  погладила  меня  по  голове. - Папа с Севера приедет, он тебе моржовый клык привезет. Хочешь клык?

        - Еще бы, - смутился я. Мне стало немного не по себе.

        У  меня  действительно  был  такой  вид,  будто  я слушаю старших.  Я  вытаращивал  глаза  как можно сильнее и глядел на старшего  не  отрываясь, как будто я слушаю, а на самом деле я не слушал их никогда. Но зато я слушал Кренделя.

        Вот  и  сейчас  я  стоял в подъезде, кивал головой, а сам прислушивался к тому, что происходит на голубятне.

        Я  слышал,  как ботинки Кренделя прогрохотали по железной крыше, заскрипели дверцы буфета и тут же раздался крик.

        Вздрогнула    Райка,  а  дядя  Сюва  распахнул  лестничную форточку и крикнул:

        - Кто кричал?

        И тетя Паня ответила со своего этажа:

        - Голубей-то у Кренделя всех свистнули.

          Над городом

        И    каких    же    только    голубей  не  бывает  на  свете! Удивительно, сколько вывели люди голубиных пород:

        монахи,

        почтари,

        космачи,

        скандароны,

        чеграши,

        грачи,

        бородуны,

        астраханские камыши,

        воронежские жуки,

        трубачи-барабанщики.

        Можно  продолжать  без  конца  и  все  равно  кого-нибудь позабудешь, каких-нибудь венских носарей.

        И  это ведь только домашние голуби. Диких тоже хватает. В наших лесах живут витютень, горлица, клинтух.

        "Клинтух" - вот серьезное, строгое слово.

        В  нем  вроде  бы  и  нет  ничего  голубиного.  Но  скажи "клинтух"  -  сразу  видишь,  как  летит  над  лесом свободный стремительный голубь.

        Клинтух  -  вот  голубь,  в  котором больше всего, на мой взгляд, голубиного смысла.

        Ранней  весной  в  сосновом бору слышится глухой ворчащий звук.  Кажется,  журчит самый могучий и нежный весенний ручей, но  только  льется  он  с  вершины сосны. Это воркует клинтух. Прекрасно  оперенной  стрелой  взлетает  он  с сосновой ветки, коротко и властно взмахивает крыльями и клином уходит в небо.

        В его крыльях серовато-солнечного света столько силы, что при случае он уйдет и от сокола.

        И  какой  же  никудышний  полет  у городских сизарей. Они только и летают с крыши на тротуар и обратно.

        Раз я видел, как стая сизарей перелетела с одной крыши на другую.  Один  сизарь  остался на старом месте, ожидая, видно, что  остальные  скоро  вернутся.  Однако  они не возвращались. Некоторое  время  сизарь сидел одиноко, но потом не вытерпел и полетел  вслед  за  стаей, а тут вся стая поднялась и полетела обратно.

        Стая  и  одинокий  сизарь  встретились  в  воздухе. Любой другой  голубь  -  монах или почтовый - обязательно выкинул бы

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту