Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

6

то и дело завязывал  шнурки ботинок, но сверху, конечно, установить, вор он или нет, было невозможно.

        С  крыши был виден весь наш переулок. И Красный был виден дом,  и Серый, где "Прием посуды", и "Дом у Крантика", рядом с которым  действительно  торчал  "крантик" - голубая колодезная колонка.  Почти все жильцы для чаю брали воду из "крантика", а водопроводной мыли руки.

        В    Москве    много  переулков  с  хорошими  названиями  - Жевлюков,    Серебрянический  или  Николо-Воробинский.  Но  наш называется  лучше  всех  -  Зонточный. Так и написано на нашем доме:  "Зонточный".  На  Красном  написано:  "Зонтичный", а на "Доме у Крантика" - "Зонтечный".

        Интересно  сверху, с голубятни, смотреть на наш переулок. Вот  стоит  на тротуаре бабушка Волк, вот и дядя Сюва набирает воду      из      "крантика",    вот    вышел    из    Красного    дома Тимоха-голубятник.

        -    Стоп!    -    сказал    Крендель.    -    Это    -  Тимоха! Тимоха-голубятник  из  Красного  дома!  Он  украл  голубей!  И пуговица его!

        Да,    в  нашем  переулке  Тимоха  был  самый  отъявленный голубятник.  У  него  и  так было штук тридцать голубей, а ему хотелось,  чтобы их становилось все больше. Бывало, как увидит голубя, весь дрожит и крошки из кармана сыплет.

        - Это он! - сказал Крендель. - И пуговица его! Ведь он же пэтэушник. А у них тоже такие пуговицы! Форменные!

        Крендель бегал по краю крыши, как коршун заглядывал вниз, будто хотел кинуться и накрыть Тимоху.

        -  Это  пэтэушная  пуговица!  -  закричал  он.  - А ну-ка пойдем, поговорим.

        И  мы  скатились  по  лестнице  во  двор, выскочили через подворотню на улицу.

        -  Куда  это  вы?  -  крикнула  вдогонку  бабушка Волк. - Крендель, назад!

        -  Проклятый  вор!  -  ответил  Крендель. - Он у меня еще попляшет.

        А я ничего не сказал, а про себя подумал:

        "Еще бы".

          Тимоха-голубятник

        -  Да  не  брал  я  твоих  голубей, Кренделек! - закричал Тимоха, как только нас увидел. - И что это такое! Как только у кого крадут голубей - сразу думают на меня!

        - Проклятый вор! Ты у меня еще попляшешь!

        Я  заволновался, когда увидел, какой оборот сразу приняло дело.  Мне  казалось,  что  Крендель  должен  начать  разговор деликатно, немного издалека, а он сразу взял быка за рога.

        -  Да  не  брал  я твоих голубей! Я и в училище отличник, разве я стану красть?

        Тогда Крендель подошел к Тимохе поближе и сказал:

        - Не брал?

        - Не брал я твоих голубей, Кренделек, не брал.

        - А отчего у тебя глаза бегают?

        -  От  волнения,  - сказал Тимоха. - И что это такое! Как только у кого крадут голубей - сразу ко мне. А я и в школе был отличник, и в училище. Ну зачем мне красть?

        -  И  в  школе  говоришь,  отличник!  А  это  что  такое, гражданин?  -  И  Крендель  прямо в нос Тимохе сунул блестящую пуговицу.

        -  Да  не знаю я, что это такое! - закричал Тимоха, глядя на пуговицу одним глазом.

        -  Не  знаешь! А не у вас ли в пэтэу такие штуки на форме носят, а после оставляют на месте преступления?

        -  Ты что, Кренделек. Да у нас вообще никакой формы нету. Ходим, как все люди: в брюках и пальто.

        -  Как  люди,  говоришь!  Проклятый вор! А отчего на тебе шапка

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту