Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

7

горит?!

        И  тут  я поглядел на Тимоху и увидел, что из-под шапки у него прямо дым валит и она вот-вот воспламенится.

        -  От  волнения  же!  -  сказал  Тимоха.  -  Это  -  пар, понимаешь?  Пар  идет  от  волнения.  А  мы,  как люди, ходим, Крендель, нет у нас таких пуговиц. Да ты сам подумай, ну зачем мне  твои  голуби?  Ну  как  бы  я стал их гонять? Ведь Моньку каждая собака знает.

        - Ты давно уж к Моньке приглядываешься!

        - У меня Тучерез не хуже Моньки.

        -  Тучерез  не  хуже  Моньки? От Моньки у твоего Тучереза башка закружится, дуборез!

        - Тучерез дуборез??? - сказал Тимоха, внезапно бледнея. - Монька твой - кило пшена!

        Крендель побагровел.

        -  Кто  кило?  -  закричал он. - Ну, пэтэушник! Ты у меня сейчас попляшешь!

        Крендель  уже  подбоченился, становясь в позу, подходящую для  пляски,  как вдруг какой-то неизвестный человек вклинился между ним и Тимохой.

        -  А  ну-ка  спокойно!  Разойдись! Сейчас милицию позову! Товарищ милиционер! Товарищ милиционер!

        И  Крендель  отскочил,  и  Тимоха  отодвинулся в сторону. Бледные  и  красные, они стояли поодаль друг от друга и тяжело дышали. Неизвестный тихонько засмеялся и пошел своей дорогой.

        Мы  не  посмотрели ему вслед. И зря не посмотрели, потому что  этот  неизвестный никогда бы не позвал милиционера. Это и был Похититель.

          Следы в подъезде

        Тетя    Паня,    дядя    Сюва  и  бабушка  Волк  сидели  под американским кленом, играя в "козла".

        -  Рыба!  - крикнула тетя Паня и крепко ударила костью по столу.

        -  Какая  такая рыба? - прищурился дядя Сюва, разглядывая фигуру,  выложенную на столе из косточек домино, действительно слегка  похожую  на  черный  рыбий скелет. - Какая такая рыба? Окунь или голавль?

        -  Эх,  -  вздохнула  бабушка Волк, - сейчас бы селедочки баночной.

        - Зря я на Тимоху налетел, - сказал Крендель.

        - Еще бы, - ответил я.

        - Тимоха здесь ни при чем. Тут замешан кто-то другой.

        -  Свой у  своего красть не будет, - сказала тетя Паня. - Это кто-то чужой.

        -  Конечно,  чужой,  - сказал дядя Сюва. - Свой красть не будет. Только кто - вот вопрос.

        -  Как  это кто! - крикнула из окна Райка. - У нас в доме все свои, кроме одного.

        - Кого?

        -  "Кого-кого"!  Того сундука в плаще из двадцать девятой квартиры. Живет один, как сыч, в двух комнатах и платит за них такие деньги, какие нам не снились.

        -  Раиса,  -  сказала  бабушка  Волк, - а кто ему готовит первое и второе?

        - Да никто ему не готовит! Кому он нужен!

        - А деньги откуда берет?

        - "Откуда-откуда"! - ответила Райка. - Хитит.

        - Да что это вы, - сказал дядя Сюва. - Чего навалились на человека. Он меня так за душу брал. "Березкой".

        - Да тебя кто хочешь за душу возьмет.

        -  Ну-да!  -  обиделся  дядя  Сюва. - У меня знаешь какая душа! Не то что у тебя. У меня душа широкая.

        - Постойте! - закричала тетя Паня. - Я ведь видела. Вчера он лазил на крышу и крутился возле голубятни.

        - Крутился?

        - Что-то вынюхивал под буфетом.

        - Вынюхивал?! - сказал Крендель. - Что же он вынюхивал? А ну пойдем поглядим на этого нюхаря.

        -  Валяйте-валяйте,  -  сказала  Райка.  -  Настала  пора вывести

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту